Новости

 

 

 

ВСТРЕЧА   ЖИЗНИ

http://www.tula.aif.ru/society/persona/1406963

Необыкновенная история Хафизовых: 20 лет они шли друг к другу

«Мы встретились, когда пришло Время».«Мы встретились, когда пришло Время». © семья ХафизовыхФото из личного архива

Большой совет нашей редакции признал эту красивую, трепетную и совершенно новогоднюю историю - историей года.Подводя итоги 2014-го, мы решили рассказать её и вам, дорогие читатели, и попросили это сделать Олега и Елену Хафизовых.

Сказочных желаний исполненье

Елена Хафизова:

Фото: Из личного архивасемья Хафизовых

С самого детства я живу в переулке Седова, так он прежде назывался, и так я продолжаю именовать его, если не называю свой адрес в учреждениях. Наш двор состоит из квадрата двухэтажных домов (мой дом в центре), а за ними в окна видны четырёхэтажки по улице Оружейной.

Ещё недавно старый двор был со всех сторон окружён рядами раскидистых тополей, в два раза выше домов. В детстве бабушка читала мне Андерсена с рисунками Алфеевского, и я думала, что мы живём где-то среди его сказочных улиц.

Поэтому мне всегда казалось, что для встречи с чудом и сказкой не нужно никуда бежать или ехать. И я не ошиблась: ставший для меня идеалом Олег Хафизов всегда жил в ста метрах к востоку от моего дома, на Оружейной. Об этом я пишу в стихах «220 шагов»:

Я словно в год одиннадцать шагов

Из дома делала тебе навстречу,

Чтоб через двадцать лет войти под кров,

Где ты мне руки положил на плечи.

Всех сказочных желаний исполненье

В двухстах шагах ждало меня с рожденья!

В апреле 1993 года, ещё не окончив школу, я отлично сдала вступительные репетиционные экзамены на филфак ТГПУ, и два первых курса была там одной из лучших студенток. Домой от кремля мы часто возвращались пешком, беседуя с Виктором Семёновичем Камышевым, который жил в трёхстах шагах к северу от моего дома. В совершенстве владея методом компаративизма, он был настоящим магистром «игры в бисер». Именно на этой основе строились его лекции и книги.

На третьем курсе мной внезапно «овладело беспокойство, охота к перемене мест» (все мои одноклассники учились в политехе) - и, как царевич Иван в песне Алексея Иващенко, «свой путь изменив на не свой», я сдавала на СТМ физику и математику, в то время как мои однокурсницы Светлана Кривенкова и Ольга Сафрошина начали работать в одной редакции газеты с блестящим Олегом Хафизовым. То есть годом нашей встречи мог стать не 2014-й, а 1996-й.

Мы с Олегом в разное время окончили одну и ту же 41-ю школу и художественную школу имени Поленова. У нас были одни учителя, мы читали одни книги, слушали одну музыку, виделись с одними и теми же людьми. У него был друг, а у меня подруга, которые жили в одном и том же доме в квартирах номер два и номер три. Я всегда рисовала и писала стихи, но нигде не публиковала своих работ и не посещала никаких объединений.Я завершила своё образование не в политехе, а на факультете психологии ТГПУ, и ещё несколько лет посвятила самостоятельному изучению языков и литературы, по-прежнему чувствуя, что для поисков счастья мне незачем покидать пределы своего сказочного двора.

Солнцестояние

Только в конце 2012 года библиотекарь из ЦГБ Светлана Люкшина по своей инициативе представила меня Якову Шафрану, и тот сразу принял мои стихи и рисунки для оформления двух выпусков альманаха «Ковчег». Затем быстро последовали публикации статей и лирики в тульских и московских изданиях.

То есть стоило мне только вернуться в родную стихию литературного общения, как сразу «дорога сама привела туда, куда надо, - всё встало на свои места». Мы с Олегом встретились в день летнего солнцестояния на выступлении студии «Вега», к которой я присоединилась в апреле.

Лена рисовала его дом, не подозревая, что в нём живёт Он. Фото: Из личного архивасемья Хафизовых

В январе этого года, на Святках, я сделала свой первый городской пейзаж из серии, о создании которой давно мечтала, и на нём изобразила дом Олега, - ещё не зная, что это его дом.

Я занимаюсь также портретной графикой, легко улавливая сходство. Портретисты видят людей такими, как видят их все, и одновременно такими, какими они были в детстве и юности. В моих глазах красивые люди никогда не меняются, сохраняя всё превосходство своих прирождённых изысканных черт над лицами вдвое моложе и вдвое проще. Под детской фотографией своего прекрасного Олега я подписала:

В потоке встречном сонному забвенью

Ничто не выцветет, ничто не канет.

Люблю в Эфенди каждое мгновенье

И каждый день, который есть и станет.

Я всегда мечтала о человеке, которого смогу именовать господином, эфенди. Подчинённость мужчине - незыблемый закон женского бытия, программа, заложенная самим Создателем. Но сколь многими достоинствами надо обладать, чтобы женщине хотелось воскликнуть:

Ты - воин, ибо мощною рукой

Ты борешься со страхом и тоской.

А мне дано божественным решеньем

Усладой быть твоей и утешеньем.

***

Гарун-аль-Рашид под потёртым плащом

В дома и хоромы Багдада входил.

Так ты, посетивши души моей дом,

Узнаешь, что в нём лишь один господин.

***

Мечтаю, чтобы, не нарушив тишь,

Моей души ты посетил чертог.

И в том, что безраздельно там царишь,

Сам убедиться сокровенно мог.

***

Мне каждое твое прикосновенье

Так дорого, как золотые звенья

К тебе навеки приковавшей цепи.

Нет ничего дороже этой крепи.

Нет упоительнее в Царстве Нег,

Чем восклицание О...О…ОЛЕГ...

Я восхищаюсь умом, знаниями и юмором Олега. Его «Полёт РОССИИ» мог слово в слово написать Николай Лесков, и, когда русская читательская аудитория познакомится с продолжением «Дикого американца», которое пишется Олегом сейчас, станет ясно, что на земле Толстого он продолжает создавать тексты, сопоставимые с масштабом Толстого.

Олег Хафизов:

Фото: Из личного архивасемья Хафизовых

Впечатление какого-то фантастичного зачарованного странствия производит стихотворение Леночки, где она пишет, что совершала одиннадцать шагов в год, чтобы за двадцать лет пройти путь в 220 шагов от своей двери до моей.

Как-то мы не поленились посчитать, что расстояние от моего до её подъезда составляет всего 220 шагов наискосок через двор. Тем не менее мы прожили на таком расстоянии полжизни и не встретились ни разу - пока не пришло Время.

В этом есть что-то фатальное, поразительное и даже эпическое, как в разлуке Пенелопы и Одиссея, Нелли и Уленшпигеля, Сольвейг и Пер Гюнта.

Даже более поразительное, учитывая отсутствие в нашем дворе пустынь и океанов.