Элеонора Пожидаева

ТЕРПСИХОРА

Хореография


Элеонора Пожидаева

14:49, 28 октября 2014
Статья Елены Хафизовой в журнале "Тульский арсенал" (октябрь 2014)

Елена Хафизова

 

ЧЕЛОВЕК-ОГОНЬ

 

 

Элеонора Александровна Пожидаева – человек, которого знают тысячи туляков. Она стала любимым педагогом-хореографом для сотен воспитанников, побывала со своими ансамблями «Счастье детям» и «Сюжет» в восемнадцати странах мира, принесла родному городу славу на десятках международных конкурсов и фестивалей.

 

- Элеонора Александровна, кто дал Вам первые уроки танца?

- Мои родители были танцорами-профессионалами, «бальниками». Красота и гармония плавного кружения пар в залах с зеркалами не всегда открывается детям так рано, как посчастливилось открыть ее мне. Уже с трех лет я сама придумывала всевозможные танцы и, конечно, немедленно, воплощала свои идеи в движении. Родители были родом из Тулы, но по службе отца жили в Красноярском крае, где я и родилась 7 декабря 1941 года. Однажды мама и папа взяли меня с собой в Новосибирский театр оперы и балета. В антракте я, никем не замеченная, прошла на сцену. И, когда занавес поднялся, зрители увидели жизнерадостного ребенка, который не испугался ни зала, ни музыки и начал танцевать. Тогда же родителям предложили отдать меня в только что открытую при Новосибирском оперном театре балетную студию. Руководители хотели полностью взять меня на свое попечение, определив в интернат. Это означало, что они почти не видели бы своего ребенка. А профессионалы утверждали, что нельзя мешать восхождению новой звезды балета. Тогда мама стала молиться: «Господи, сделай так, чтобы у нас появилась причина уехать отсюда!..» И причина явилась - отцу пришел министерский вызов в Тулу, он был ведущим инженером-строителем. Мы вернулись в родной город. Я буквально грезила балетом, и мама начала водить меня по разным танцевальным студиям – в Дом пионеров, ДК железнодорожников, в Дом офицеров. Однажды на гастроли в Тулу приехала знаменитая Ольга Лепешинская. Маме удалось встретиться с ней в гостинице. «Балериной ей уже не стать – годы упущены», - ответила Лепешинская, отказавшись оценить способности ребенка.

- Смутило ли Вас это столкновение с жестокими законами ремесла?

- Нисколько! Я продолжала заниматься хореографией, несмотря ни на что. В 1954 году в тульской прессе было отмечено танцевальное мастерство юной ученицы Ново-Сокольнической средней школы г. Тулы, участницы областного смотра художественной самодеятельности. После окончания школы и попытки поступить в пединститут до следующего лета я работала фрезеровщицей на заводе «Прибой», затем стала студенткой механико-технологического факультета политехнического института. Все свое свободное время, разумеется, посвящала художественной гимнастике и танцам. Неоднократно становилась победительницей областных и районных смотров художественной самодеятельности. Главное – не дать себя обогнать!

Когда я училась уже на пятом курсе, до меня дошли слухи, что в Тулу для набора учеников в собственную студию приезжает известная саратовская балерина Мария Морозова. Говорили, что это такой «зверь», в смысле строгости отбора, что и не подступишься. Естественно, это сильно меня заинтриговало – я должна была во что бы то ни стало стать ее ученицей! Для этого я стала готовиться к выступлению на областном смотре, где Мария Петровна должна была войти в состав жюри. Я выбрала индийский танец – самое сложное, что можно поставить в самодеятельности, тем более за столь короткий срок – всего месяц. В индийском танце каждое положение головы, ноги, руки, каждого пальчика имеет свой смысл. Чтобы во всем быть точной, добиться совершенства исполнения, я изучала  литературу по хореографии, взглядом специалиста смотрела индийское кино. А ночью, когда родители засыпали, зажигала свет и часами колдовала перед зеркалом в безмолвном танце.

 

- Можно не сомневаться, что выступление прошло блестяще!

- Еще готовясь, я пережила целое приключение. Меня очень волновал мой костюм, и совершенно случайно (бывают ли в жизни вообще случайности?) я узнала, что одна семья вернулась недавно из Индии и привезла оттуда настоящее парчовое сари. Словно на крыльях полетела я по раздобытому адресу. На удивленный взгляд совершенно незнакомой женщины ответила взволнованно, но твердо: «Я должна исполнить индийский танец. На меня будет смотреть настоящая балерина. Мне очень нужно Ваше индийское платье!» А платье, действительно, было великолепным. «Это подарок мужа, - сказала женщина, - и я должна с ним посоветоваться». Тот оказался добрым человеком и сразу согласился мне помочь, а в день смотра вместе с женой сидел в первых рядах зрителей.

Никогда в жизни еще я так не волновалась! Но это не помешало мне блестяще исполнить танец – не зря я столько трудилась – аплодисменты долго не смолкали. Ничего не видя и не слыша, я уходила со сцены с одной мыслью: «Что скажет она?» И вот, когда, переодевшись,  я с любовью складывала атлас и парчу своего костюма, ко мне подошла Морозова. «Вы можете прийти ко мне в балетную студию на Льва Толстого?» - спросила она своим обычным строгим голосом. Я так растерялась, ведь я думала услышать сначала хоть какую-то оценку моего выступления, еще не понимая, что это приглашение и есть высшая похвала. «Да, да, конечно!» - и Мария Петровна назвала день и время занятий.

 

- Как складывались Ваши отношения с требовательным педагогом?

 

- Поначалу все указания Марии Петровны я выполняла беспрекословно, но очень скоро во мне пробудился дух противоречия, и я часто осмеливалась подсказывать своей маститой учительнице, как ярче и оригинальней исполнить то или иное па в танце. У Морозовой была более сухая стилистика, и она редко соглашалась с моими поправками. Получив диплом с отличием в политехническом институте, я определилась на работу в ТНИТИ. Балетную студию Морозовой я окончила вместо положенных пяти за четыре года. К тому времени мужу удалось получить кооперативную квартиру, и можно было подумать о ребенке. Когда Мария Петровна узнала об этом, она была шокирована: «Как ты можешь! Разве ты не знаешь, что те, кто посвящает себя балету, не думают о детях!» Но я и в этом вопросе имела свое мнение, считая, что женщина не может быть счастлива без семьи и детей.

Тогда Морозова настояла, чтобы уже спустя три месяца после рождения дочери я взяла в обучение танцевальный коллектив студентов пединститута, и всего через полтора месяца этот коллектив победил в городском смотре самодеятельности!

 

- Расскажите, пожалуйста, о своих первых самостоятельных  проектах.

 

- Когда дочка Ольга пошла в школу, я целиком взяла под свою опеку ее класс в тринадцатой тульской школе. Новый детский ансамбль «Счастье детям» скоро насчитывал сто человек. С 1989 года нам предоставили прекрасный зеркальный зал во Дворце культуры железнодорожников. В 1990 году в награду за многочисленные победы на областных смотрах была организована поездка участников ансамбля в «Артек».

 

- Элеонора Александровна, как Вы все успевали, и что прибавляло Вам сил для этой кипучей деятельности?

- Да, день тогда начинался в восемь утра, а заканчивался в час ночи. Днем я работала в НИИ и в пединституте,  вечером – в ДКЖ. Это была интересная жизнь! Подзарядку мне давали горящие восхищением глаза детей! И, конечно, собственные дети Игорь и Ольга, конечно, муж. Эта любовь началась более полувека назад, в 1961 году, когда Виктор Андреевич впервые увидел меня танцующей на сцене. Он всегда восхищался моей энергией, поддерживал во всех начинаниях, очень часто сопровождал меня в гастрольных поездках, не раз бывал на рабочих репетициях. С ним всегда можно посоветоваться и поделиться тем, что для меня важно.

- Как менялся за годы работы творческий коллектив?

 

- Задачи сценического коллектива росли вместе с его участниками. В 1991 году старшая подгруппа ребят составила новый ансамбль «Сюжет», а младшие дети продолжали заниматься в «Счастье детям». Работа шла по трем направлениям: классический танец, современный эстрадный танец и народный танец. Я поставила 11 классических и современных балетов, индивидуальных вариаций, многочисленные фрагменты из балетов. «Спящая красавица», «Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Копеллия», «Дон Кихот», «Снежная королева», «Вечная любовь» - мы превращали и превращаем обычную жизнь в сказку! За годы существования ансамблей дети побывали с нашими проектами в Испании, Италии, Греции, Франции, Германии, Скандинавии – всего в восемнадцати странах мира! Не раз мы становились настоящими «Королями сцены» (это название сочинского фестиваля, где в 2008 и 2009 году коллективу присудили гран-при), лауреатами «Русских сезонов» во Франции.

 

- Элеонора Александровна, расскажите хотя бы о нескольких из сотен Ваших знаменитых учеников.


- В 1994 году девятилетняя Катя Тиканова стала суперфиналисткой телевизионного конкурса «Утренняя звезда». Незадолго до этого она выступила с танцем фламенко на гастролях ансамбля в Испании и получила за это в награду великолепное испанское национальное платье. Председателем жюри была Софья Николаевна Головкина, ректор Московского хореографического училища,  где конкурс составлял 100 человек на место. Она пригласила девочку на учебу в столицу. Катя блестяще закончила училище, стала солисткой Московской балетной академии, успешно гастролировала во многих странах мира и в настоящее время работает балетмейстером в Канаде. Алексей Рюмин и Ваня Воробьев премированы на Чемпионатах мира по Танцевальному шоу в городе Риза (Германия). Лера Анциферова и Сергей Воеводин занимались в ансамбле 10 лет. Окончив Воронежское хореографическое училище, стали артистами в Воронежском театре оперы и балета. Знаменитый хореограф Владимир Васильев выбрал Леру и Сергея для исполнения главных партий в балете «Золушка».  Валерия уже побывала на гастролях в США и Канаде, получила ведущую партию в рок-балете "Ангел и смерть".

Вера Цыганова в 10 лет стала лауреатом телеконкурса «Восходящая звезда», в 1997 году на гастролях в Германии исполняла партию Одиллии в балете «Лебединое озеро».  В 15 лет получила гран-при на 6-ом общегородском конкурсе «Отлично, Тула!» (1999) за испанский танец из балета «Щелкунчик». Закончила Вагановское училище, стала артисткой балета в Санкт-Петербурге, в Израиле, затем в Швейцарии. Оксана Лобанова в 16 лет стала студенткой балетмейстерского факультета ГИТИСа - вуза, куда даже танцорам Большого театра не всегда удается пройти. В 2005 году получила Гран-при международного форума «Одаренные дети».

- Элеонора Александровна, Вы родились 7 декабря, а Джим Моррисон, которого все называли шаманом, 8 декабря. Огненные Стрельцы!

- Спасибо, я очень люблю музыкальные композиции Моррисона, и, в самом деле, как и он, постоянно ощущаю в себе силу стихии огня. Самое главное для меня – стремление в будущее, вперед, без остановки. Я не могу отдыхать в отпуске больше трех-четырех дней!

- Элеонора Александровна, этим летом Вы отметили столетний юбилей Вашей мамы, Ольги Павловны Малевской. Желаем Вам такой же, как у нее, бодрости и энергии!

- Спасибо! Невозможно жить без все новых и новых свершений и целей. Хочу сделать достоянием своих воспитанников это чувство воплощения мечты в реальность, которое дается только напряжением всех душевных сил и способностей, верой в себя.

 

 

 

 





827 просмотров

Для добавления комментариев зарегистрируйтесь