Теория архетипов К. Г. Юнга

ПОЛИГИМНИЯ

Мифология


Теория архетипов К. Г. Юнга

14:26, 24 августа 2013

 

     Говоря об образе, Карл Густав Юнг подразумевает «не психическое отображение внешнего объекта, а такое созерцаемое, которое в поэтике именуется образом фантазии. Такой образ лишь косвенно связан с восприятием внешнего объекта – он покоится скорее на бессознательной деятельности фантазии и, будучи ее плодом, является сознанию более или менее внезапно» 

    Фантазия представляет собой наиболее свободную деятельность духа, но даже ей «никогда не дано унестись в абсолютную беспредельность, не связанную с первообразами и исконными образами» 

    «Установки, детерминирующие любую деятельность, в том числе и творческую, подчинены сильнейшему влиянию универсальных семиотических (от сема - знак) доминант, образующих нашу духовную атмосферу. Осознана или не осознана нами эта зависимость, это не играет роли, потому что мы находимся под ее влиянием уже благодаря той атмосфере, которой мы дышим» 

     «Праобраз, или архетип ("древнейший тип"), представляет собой фигуру – неважно, человека, сверх-силы или события, - которая повторяется на протяжении веков всюду, где свободно функционирует человеческая фантазия. Соответственно это место занимает прежде всего мифологическая, сказочная фигура»

     «Актуализации мифологемы всегда сопутствует эмоциональная интенсивность: как будто некто касается никогда прежде не звучавших в нас струн, о существовании которых мы даже не подозревали» 

     «Любое отношение к архетипу, которое мы переживаем или просто называем, задевает нас;  действенным оно является потому, что пробуждает в нас голос более громкий, чем тот, которым мы обладаем. Выражающийся прообразами говорит словно тысячью голосов. Он пленяет и покоряет.

      В этом заключается тайна воздействия искусства. Если мы попытаемся проследить творческий процесс, то увидим, что он состоит из бессознательного одушевления архетипа, из его развертывания, пластического оформления – вплоть до завершенного произведения искусства.

     Художественное развертывание праобраза в определенном смысле можно рассматривать как его перевод на язык современности, в результате чего каждый вновь получает доступ к глубочайшим источникам жизни, которые в противном случае остались бы для него за семью замками» 

     Намеченная К.Г. Юнгом систематика  архетипов позволяет условно дифференцировать следующие единицы:

     -- системообразующая категория динамической э н е р г и и , на которой базируются все картины мира от наиболее архаических до наиболее современных. «Это понятие соответствует представлениям о душе, духе, богах, здоровье, любви, плодородии, волшебстве, влиянии, власти, авторитете, - то есть о разлитой повсюду магической силе, вокруг которой вращается все. У Гераклита эта сила выступает как мировое движение, вечно живущий огонь, у персов она – огненный блеск божественной благодати, у стоиков – первотеплота, сила судьбы.  В соответствии с архаическими воззрениями, сама душа есть эта сила. В представлении о бессмертии души заключена идея о сохранении энергии, а в представлении о метемпсихозе (переселении душ) заключена идея о ее неограниченной способности к превращениям;

    -- архетип Матер Глориоза, Великой М а т е р и - неисчерпае­мого символа всякого начала, матрицы, воспроизводящей мир "в извест­ном нам виде";

    -- архетип Т е н и, т.е. опасного аспекта непризнанной, темной половины психики, воплощенный в фигуре первобытного племенного колдуна или врачевателя, одаренной личности, несущей в себе магическую силу и производящий по большей части жуткое впечатление. В современном искусстве это Голем Майринка, а также тибетский колдун в его «Летучих мышах», магическим образом развязывающий мировую войну. Тип колдуна встречается также в «Заратустре» Ницше, в «Фаусте» это сам герой. Эту фигуру, если она представляет некоторый негативный и, возможно, опасный аспект, можно лишь с большим трудом или почти нельзя отличить от Тени; но чем больше предлагает магическая черта, тем скорей она может быть отделена от Тени и иметь позитивный аспект мудрого старого человека;

    -- архетип Тени, находящий свое воплощение в фигуре трикстера, плута-озорника, зачинающего конфликты, и умело разрешающего их в свою пользу. Этот аспект Юнг иллюстрирует следующими персонажами: Локи в «Эдде», Хегни в «Песни о Нибелунгах», Мефистофель в «Фаусте» Гете;

    -- архетип антагонизма света и тени на основе древнейшей дуалистической картины мира;

    -- развернутый  архетип инициации, института посвящения ребенка в мир взрослых, неофита – в мир знающих;

    -- архетип  г е р о я  инициации, «нередко связанной со всевозможными мучительными испытаниями»;

    -- архетип целедостижения, «ведущего к откровению сущностного ядра личности, восстановлению и разворачиванию изначальной, потенциальной целостности. Символы этого процесса – не что иное, как образы, которые издавна употребляло человечество для выражения целостности, полноты и совершенства – как правило, это символы четверичности и круга (Волшебный Грааль, Золотой Цветок)". Кроме того, архетип целедостижения проявляет себя в персонажах сверхординарной личности, таких, как король, герой, победитель,  прекрасная царственная невеста;

    -- архетип зверя, «символ животного, специально указывающий на внечеловеческое в структуре филогенетической памяти: это остатки не только специфически человеческих способов функционирования, но и функций ряда животных предков человека, продолжительность существования которых была бесконечно более длительной по сравнению с относительно короткой эпохой специфически человеческого существования». В этом отношении красноречивы сюжеты о « зооморфном брачном партнере, который сбрасывает звериную личину ночью и совсем отторгает её при окончательном утверждении в новом статусе;

    -- архетипы, выражающие множество изменчивых динамических ситуаций взаимодействия индивида со средой.





1340 просмотров

Для добавления комментариев зарегистрируйтесь